Почему в ООН протестуют против «женского обрезания»?


В ООН призывают покончить с практикой «женского обрезания», даже если оно совершается медиками. С таким призывом выступили ЮНИСЕФ и Фонд ООН в области народонаселения. 6 февраля в ООН отмечается международный день нетерпимого отношения к калечащим операциям на женских половых органах.

Этой жестокой процедуре подверглись 130 миллионов девочек и женщин. К 2030 году их число может увеличится еще на 86 миллионов. Международное сообщество признало «женское обрезание», не имеющее никаких медицинских показаний,  нарушением прав женщин.

Казалось бы, должен радовать тот факт, что сегодня примерно пятая часть этих операций совершается медработниками в относительно безопасных условиях. Однако в ООН считают, что  калечащие операции на женских гениталиях недопустимы в принципе. Объясняет Нафисату Дилп из Фонда народонаселения:

«Это опасная процедура. Может быть, сразу и не возникнет никаких осложнений,  но она будет иметь долгосрочные последствия. Так что даже если эту процедуру совершает медик в клинике – с анестезией и прочим, девушке все равно придется иметь дело с осложнениями в будущем».

В ООН призывают медиков защитить женщин и девочек от этой варварской процедуры.


Каждый год 6 февраля в ООН отмечается Международный день нетерпимого отношения к калечащим операциям на женских половых органах. Согласно новым статистическим данным ЮНИСЕФ, более 130 миллионов девочек и женщин в мире, в основном – в странах Африки и Ближнего Востока, пережили ритуальную операцию на половых органах.

В Детском фонде ООН напоминают, что подобная практика нарушает права человека на здоровье, безопасность и телесную неприкосновенность, право быть свободным от пыток, а также право на жизнь, поскольку такие операции могут приводить к смертельному исходу.

Калечащие операции на женских половых органах – таков официальный неудобоваримый термин. То, что за ним скрывается – не для слабонервных. Это целый ряд процедур: клитородектомия – частичное или полное удаление клитора; эксцизия – частичное или полное удаление клитора и малых половых губ, а порой и больших. Это не всё. Ещё есть инфибуляция – это когда в результате обрезания половых губ создаётся твёрдое кольцо, сужающее вход во влагалище. Каковы последствия этих манипуляций, больше похожих на средневековые пытки? Объясняет Нафисату Диоп из Фонда ООН в области народонаселения:

«Во-первых, это страшная боль, кровотечение, инфекция, вероятность бесплодия, кисты, нарывы, недержание мочи. У тех, кто подвергся операциям на половых органах, повышается риск кровотечений и гибели при родах. Увеличиваются шансы рождения детей с пониженным весом и смерти новорождённых».

«Женское обрезание» проводится, как правило, у девочек, начиная с раннего детства до 15-летнего возраста. Спрашивается: какие родители в здравом уме пошлют на такую унизительную и болезненную процедуру собственную дочь? Посылают – порядка 3 миллионов девочек ежегодно. Эта практика распространена во многих африканских странах, в ряде государств Азии и Ближнего Востока, а эмигранты привозят её в Европу и Северную Америку. В этих культурах операции на женских гениталиях являются неотъемлемой частью воспитания девочек и подготовки их к замужеству. Считается, что они подавляют либидо девушки, а значит, помогут устоять ей перед «незаконными» сексуальными отношениями – как до замужества, так и после. Например, девушка, у которой сужен вход во влагалище, не вступит в добрачную половую связь из страха боли и из боязни, что это обнаружится. В некоторых общинах верят, что удаление в кавычках «мужских» и «нечистых» частей тела поможет девушке сохранить «чистоту» и «скромность». Экспертов ООН тревожит, что всё чаще процедуры, для которых нет никаких медицинских показаний, проводят медики. Нафисату Диоп не согласна с теми, кто считает участие медработников «меньшим из двух зол»:

«Некоторые считают, что если эту операцию будут совершать медики в должных условиях, с использованием анестезии и стерильных инструментов, женщине будет легче её перенести. Возможно, в таком случае удастся свести к минимуму какие-то последствия, например, боль, шок, кровотечение, смертельный исход. Но все признают, что даже если эту процедуру проведёт медик, никуда не денутся риски, связанные с родами, а также негативное влияние на сексуальное поведение и на эмоциональное состояние».

По словам Элис Йохансон из ВОЗ, работники здравоохранения проводят порядка 18% калечащих операций на женских половых органах:

«Это вызывает серьёзную озабоченность, ведь медработники по сути дела способствуют нарушению прав девочек. Их участие придаёт этой процедуре легитимность и создаёт впечатление, что она безвредна или даже полезна для здоровья. Не говоря уже о том, что это подрывает глобальные усилия по искоренению подобной практики».

ООН объявила войну «женскому обрезанию» ещё в 1997 году. И успехи есть. Нафисату Диоп объясняет, что среди подростков от 15 до 19 лет доля тех, кто перенёс операции на гениталиях, значительно меньше, чем среди женщин старше 35-ти:

«Могу привести пример Эфиопии, где удалось добиться больших успехов: доля девочек, подвергающихся обрезанию, сократилась с 81 до 62%».

Нафисату Диоп признаёт, что всё равно цифры – очень высокие. Ключ к успеху – просвещение населения, диалог с законодателями, лидерами общин, религиозными деятелями, родителями. Ну, а медикам, наносящим увечья девочкам, Нафисту Диоп напоминает о главной заповеди клятвы Гиппократа – «Не навреди!».

Источник-1, Источник-2