Суть настоящего феминизма - в равенстве для обоих полов


По словам Терезы Янгер, президента и исполнительной директорки недавно отпраздновавшей 40-летие американской женской организации «Ms. Foundation», обсуждение социоэкономической и политической значимости женских взглядов вышло на новый этап. Если говорить о самоорганизации на уровне социума, то женщины всегда помогали местным общинам, внося свой вклад в их жизнь. В политической сфере мнение женщин также выходит на первый план. В последнее время мы стали свидетелями большого количества дебатов относительно феминизма. В рамках этого интервью я беседовала с Терезой о современном феминизме и о том, как «Ms. Foundation» работает над достижением равенства для мужчин и женщин.

Бонни Маркус, обозревательница журнала «Forbes»: Как вы определяете феминизм?

Тереза Янгер: Мое определение того, что такое феминизм, в которое я верила всю жизнь, основано на убеждении, что мужчины и женщины должны иметь равные социальные, политические и экономические права и возможности. Я считаю, что это наиболее полное и содержательное определение, отражающее основную идею феминизма. Она заключается в равенстве как для мужчин, так и для женщин, и создании условий, в которых будет учитываться мнение женщин. Настоящее равенство, настоящий феминизм предполагает признание и поощрение того вклада, который вносит каждый человек. Я говорю «каждый человек», потому что женщины достигнут действительного равноправия лишь тогда, когда мужчины тоже его добьются. Пока мы возлагаем ответственность и обязанности и наделяем правами и возможностями только один пол, мы не движемся в направлении настоящего феминизма.

Бонни Маркус: Мне казалось, что в ранние годы женского движения феминизм требовал возможностей для женщин и был, скорее, именно женским движением, нежели чем-то еще.

Тереза Янгер: Я полагаю, что в то время дисбаланс возможностей был настолько велик, что нужно было признать необходимость достижения хотя бы минимального равноправия для женщин и согласиться с тем, что женщины должны получить право выбора и возможностей как дома, так и за его пределами. Сейчас под феминизмом мы понимаем настоящее равенство полов без каких-либо ограничений и запретов. Сегодня растет поколение молодых мужчин и женщин, которое воспитывалось в семьях, более открытых идеям феминизма, и в которых и мужчины, и женщины занимаются домашними обязанностями. Кроме того, как мужчины, так и женщины имеют возможность получить образование и работу, а профессии не разделяются на «мужские» и «женские», хотя настоящего равноправия по-прежнему нет, а дискриминация в профессиональной сфере по-прежнему существует. Но в данном контексте в конце 1960-ых и начале 1970-ых годов, когда появился термин «феминизм», и «Ms. Foundation» лишь начинала свою деятельность, это была настоящая сегрегация. Мне кажется, что феминистское движение должно было потеснить «женское движение» и «женскую точку зрения», чтобы его идеи стали риторикой основной части общества.

Бонни Маркус: Каким образом «Ms. Foundation» изменила свой бренд, чтобы отобразить эти изменения и отличия от раннего феминизма?

Тереза Янгер: По большому счету, наш бренд не изменился. Наша структура с самого начала вкладывала средства в самоорганизовавшиеся и инновационные проекты тех женщин, которые меняли жизнь местных общин. Этот принцип сохранился по сей день. Наш первый грант около 40 лет тому назад выделялся на решение проблемы домашнего насилия, в те времена, когда о нем даже не говорили. Спустя 41 год мы высказываемся против сексизма и насилия совместно с Национальной лигой американского футбола: поначалу они концентрировались на проблеме домашнего насилия, но сейчас обратили внимание на культуру сексизма и насилия. Поэтому я не думаю, что мы изменились. Мы по-прежнему ищем системные проблемы, оказывающие влияние на общины, и делаем это, поддерживая женские организации (например, организации женщин с низким доходом, иммигранток, женщин с разным цветом кожи) и прилагая все усилия к тому, чтобы помочь их инициативам и продемонстрировать, насколько важно их мнение в этом процессе.

Бонни Маркус: Как Вы думаете, почему так называемое поколение «миллениалов» [так называемое поколение Y, молодежь нового века. - прим. ГАУ] не понимает феминизм?

Тереза Янгер: Мне это кажется интересным, потому что существуют представители этого поколения, которые идентифицируют себя с феминистками, например, Бейонсе. Долгое время само определение феминизма искажалось его противниками, желавшими разобщить его сторонников и остальное общество. Как правило, если в какой-либо беседе привести определение феминизма — без ярко выраженной коннотации — большинство людей выразят свое согласие с его идеями. Вся разница заключается в восприятии и в том, в какие цвета окрашивается данный термин.

В конце 2014 года «Ms. Foundation» и журнал «Космополитен» решили выбрать 10 знаменитостей, представляющих феминизм. Мы получили предложения с кандидатурами знаменитостей, которые, по мнению людей, воплощают идеи феминизма, со всей страны. Больше всего номинантов предложили представители именно поколения миллениалов. Если они верят в принципы равенства и одинаковые возможности для всех, я не стану осуждать кого-то за то, что они не называют это «феминизмом». В конце концов, каждый должен иметь выбор самостоятельно решить, что такое феминизм. Потому что суть феминизма — в том, чтобы предложить женщинам и мужчинам свободу выбора в области того, чем они хотят заниматься, а также рассказать, каким образом они могут достичь поставленных целей.

Бонни Маркус: Почему некоторые люди сегодня отвергают феминизм?

Тереза Янгер: По моему опыту, основной причиной отторжения являются ложные представления о том, что феминистки недолюбливают мужчин, а также заблуждение, согласно которому феминизм не стремится охватить всех людей и защищает приоритеты и интересы только одной расы или этнической группы.

Бонни Маркус: То есть, дело все-таки в ошибочном восприятии?

Тереза Янгер: Верно. Кроме того, мне кажется, что на самом деле у нас нет настоящей «herstory» о том, что происходило с женским движением в нашей стране. [Игра слов: «herstory» — видоизмененное слово «history» (история), в котором первый слог «her» (её) заменил привычное «his» (его). — прим. ГАУ]. Все было сведено к пяти именам, мелькающим в исторических учебниках, и одному месяцу в году, когда мы по-настоящему чувствуем многогранность и разнообразие женского движения, и то, как может и должен выглядеть феминизм, и какое влияние его идеи оказали на нашу страну и мир в целом. [Речь, по всей видимости, идет об американской традиции — как на национальном уровне, так и на уровне отдельных штатов и округов — так называемых «месяцах истории», посвященных тем или иным социальным событиям, движениям или демографическим группам. Есть Месяц истории ЛГБТ, Месяц истории темнокожего населения Америки или Месяц выдающихся женщин. — прим. ГАУ].

Когда люди отвергают что-либо, это происходит по ряду причин. Порой им кажется, что та или иная история не отражает того, кем они сами являются. Иногда они выражают с чем-либо несогласие, потому что не хотят ассоциировать себя с этим и навешивать на себя ярлыки. Но принцип равенства — по-настоящему объединяющий принцип, с которым согласно большинство людей.

Пару месяцев назад я общалась с членами профсоюза машиностроительной индустрии и назвала их феминистами. Они заерзали на стульях, но я дала им определение феминизма в том виде, в котором его трактуем я и словарь Вебстера, и мы пришли к взаимопониманию. Иногда дело не в принципе действия, а в том, каким образом преподнести идею аудитории.

Бонни Маркус: Как нам решить проблему отсутствия письменной истории движения?

Тереза Янгер: Существует множество других способов изучения истории. У молодых мужчин и женщин больше возможностей узнать о движении. Вне зависимости от того, описано оно в учебниках или нет, информация о нем доступна в самом разном виде в разнообразных источниках, в том числе и в социальных сетях. Необходимо продолжать распространять ее. Мы не можем просто считать, что поколения X и Y не желают бороться за права, которые они имеют. Они делают это по-своему, и их способ может немного отличаться от тех, которыми люди пользовались в прошлом. Это не хорошо и не плохо. Это просто означает, что существуют различные способы коммуникации и развития движения для обеспечения защиты прав всех людей.



Источник-1, Источник-2