Какие меры помогли снизить уровень материнской смертности в Европейском регионе?


Всемирная организация здравоохранения опубликовала два новых доклада, касающихся материнской смертности. С 1990 по 2013 год этот показатель в глобальном масштабе сократился на 45%. Однако, подчеркивают эксперты, в данной сфере можно было бы достичь и более ощутимого прогресса. Женщины по всему миру продолжают умирать во время беременности и родов. Каждый четвертый случай материнской смертности связан с последствиями ожирения, диабета, малярии или ВИЧ для женского организма. Еще четверть женщин умирают во время беременности и родов в результате тяжелых кровотечений. О том, как можно защитить будущих матерей и что для этого делается в Европейском регионе, Людмила Благонравова расспросила Руководителя программ сексуального и репродуктивного здоровья Европейского регионального бюро ВОЗ Гунту Лаздане.

ГЛ: Конечно, 45%, скажем так, хорошо, но планировалось достигнуть 75% к 2015 году. Такая была поставлена Цель развития тысячелетия – снизить материнскую смертность на 75% или на ¾ к 2015 году. Все страны мира с этим согласились.

Но надо смотреть с хорошей стороны – да, много что сделано, и во многих странах очень хороший прогресс или сравнительно хороший прогресс. В Европейском регионе это, конечно, связано с улучшением качества услуг для беременных и рожениц.

ЛБ: А почему не удалось достичь цели в 75%? И что нужно сделать, чтобы достичь ее в будущем?

ГЛ:
Самый большой риск, конечно, в тех странах, которые акцентируются в этом докладе. Это Нигерия, Индия. 1/3 всех женщин, которые погибают из-за причин, связанных с беременностью, погибают в этих двух странах.

Всемирная организация здравоохранения хорошо знает главные критерии, которые спасают жизнь. Это качественный уход во время родов, это доступ к переливанию крови, это антибиотики и средства, сокращающие матку, это контрацепция и доступ к безопасному аборту. Так что довольно много конкретных действий уже использовано и другие регионы, другие страны доказали, что это работает и это действует.

ЛБ: В докладе также говорится о том, что очень важно располагать точными данными о том, что происходит с материнской смертностью. Как сейчас собирают такие данные? Нужны ли новые методы сбора данных?

ГЛ:
Как в Европейском Союзе, так и за его пределами – в Восточной Европе, Центральной Азии – мы поддерживаем анализ того, что кроется за цифрами, конфиденциальный анализ материнской смертности, который нас приводит к уточнению цифр, к уточнению причин, но больше всего – для разработки рекомендаций для предупреждения, предотвращения.

Только что, на прошлой неделе, мы в Бишкеке, Кыргызстан, организовали большую конференцию по анализу 10-летнего опыта использования этого подхода – что кроется за цифрами? – в Европейском регионе. Но в Великобритании используют этот подход уже больше 60 лет. Ситуация, конечно, отличается от страны к стране, но без понимания того, куда направлять наши действия, где самые большие проблемы, очень трудно реально помочь.

ЛБ: Какие данные представлены по Европейскому региону и, в частности, если можно, два слова о странах бывшего Советского Союза?

ГЛ:
У 15-летней девушки риск умереть от осложнений, связанных с беременностью, 1 на 3300 в Европе, а в Африке – 1 на 40. Это очень большая разница. Мы не можем сказать, что ситуация в Западной Европе лучше, а в Восточной Европе хуже. Это было бы неправильно.

Очень приятно видеть большой прогресс в таких странах, как Беларусь. В Беларуси материнская смертность, по расчетам, 1 на 100 тысяч живородящихся. Это один из самых низких показателей в нашем регионе в общем. И главное, что прогресс снижения с 1990 года – не 45%, как глобально, а 96%.

Хороший прогресс – около 60% – во многих странах. Но есть страны, где, к сожалению, этот процент намного ниже.

Только что я упоминала Кыргызстан, там – 11% снижения с 1990 года. Мы очень стараемся помочь Кыргызстану. В Черногории – 12%.

Разница еще и в том, какая была исходная цифра в 1990 году. Поэтому такая разница между странами. И для нас это очень важный документ, чтобы мы еще раз посмотрели, и смогли дискутировать о том, чем же мы реально им можем помочь для более активных действий в последние полтора года, которые остались до достижения Целей развития тысячелетия, но не только для этого. Для того, чтобы женщины не боялись беременности и не боялись родов.

Источник