Республика Казахстан глазами женщин

Так можно было бы назвать круглый стол по гендерным вопросам, прошедший на днях в столице. Основную дискуссию вызвало обсуждение исследования, проведенного Национальным демократическим институтом и Центром изучения общественного мнения. Для чистоты эксперимента опрашивались женщины разных возрастов с разным социальным положением.

Всем участницам был представлен список потенциальных вопросов, характерных для Казахстана. Они должны были выбрать не менее двух проблем, которые представляют наибольший интерес лично для них самих и для их семей. Каждая из участниц получила возможность высказывать свое мнение и представить конкретные примеры.

- В опросе не было заранее предлагаемых вариантов ответа, — отметила глава Центра Гульжан Алимбекова. — То есть женщины свободно излагали свое мнение.

Песнь о пенсии

Как оказалось, лидировали среди проблем вопросы пенсионного обеспечения, здравоохранения и других социальных услуг. Затем шли пункты о безопасном будущем для детей и внуков, качестве жилищных условий, экономической ситуация в стране и безработице. Замыкало список образование.

- Проблемы пенсии и пенсионного возраста вызывали наибольшую озабоченность респондентов, — констатировала глава ОФ «Фонд парламентаризма в Казахстане», правозащитница Зауреш Батталова. — Также участниц беспокоили неадекватно малые размеры пенсионных выплат.

Говоря об экономических проблемах Казахстана, женщины особняком выделили безработицу. Тут и невозможность найти работу по специальности, и дискриминация женщин по возрасту и гендерной принадлежности, и отсутствие помощи в трудоустройстве в целом.

- В нашей стране экономика нестабильная, практически нет рабочих мест, половина населения не трудоустроена — это мнение женщин, — отмечает правозащитница. — Студенты заканчивают колледж и сталкиваются с отсутствием работы. Если родители имеют определенный уровень и статус, они могут пристроить работать своего ребенка, а другие уже не могут. Работодатель требует, чтобы у выпускников был опыт работы, которого, конечно же, у них нет. Нет возможности устроиться и сорокалетним.

А что у нас есть стабильного, так только рост стоимости коммунальных услуг при крайне низком их качестве, особенно в сельской местности. Часто эти услуги вообще отключают. То есть граждане, несмотря на внесенную оплату, ничего не получают.

- Проблемы не решались в течение ряда лет, — констатирует Батталова. — Цена как на электроэнергию, так и на воду растет и продолжает расти.

Впрочем, дорожают у нас не только коммунальные услуги, а буквально-таки все — от продовольствия до жилья.

- Респонденты отмечают, что уровень доходов не соответствует растущей стоимости жизни, — цитирует исследование Батталова. — А цены поставки и качества основных товаров и услуг постоянно изменяются в связи с отсутствием госрегулирования и четкой ценовой политики. По мнению респондентов, уровень доходов не может идти в ногу с ростом цен, и в особенности на продовольствие. Женщины старшего возраста подчеркивали, что эта проблема серьезно осложняет жизнь пожилых людей, живущих на неадекватно маленькие пенсии.

При этом система здравоохранения и социальной защиты у нас не выдерживает никакой критики. С одной стороны, государство вроде бы предпринимает серьезные меры для улучшения ситуации. С другой — население видит эти улучшения разве что по телевизору и то только на госканалах. В отделениях соцзащиты царит волокита и бюрократия. В поликлиниках и больницах — без «барашка в бумажке» никуда. Лекарства стоят дорого, а постановка диагноза при низкой квалификации врача превращается в настоящую лотерею. Пациентки жалуются на постоянные очереди, на грязь и беспорядок в медицинских учреждениях, на плохое качество обслуживания и низкий уровень профессиональной подготовки медиков, особенно в селах.

- Коррупция в системе здравоохранения, — считает правозащитница, — затмевает и подрывает государственные инициативы, предпринятые позитивные шаги со стороны государства при финансировании системы здравоохранения и проведении ряда реформ в этой системе.

Логично, что при таком подходе ни о каком светлом будущем ни говорить, ни даже мечтать не приходится.

Неизвестный маслихат

Согласно опросу женщины всех возрастов по всей стране выразили обеспокоенность за будущее своих детей и внуков, а также указали на собственную неспособность обеспечить процветающее будущее для них. Суть данной проблемы варьируется от беспокойства по поводу стабильности и мира в стране до плохого экономического развития, неравного доступа к возможности получения высшего образования, трудоустройства, жилищных проблем, проблем окружающей среды, низкого качества жизни и здоровья людей.

Пожилые женщины также озабочены ростом бедности и распространения долгов, низкой заработной платой, коррупцией и отсутствием социальной поддержки со стороны государства для молодежи и молодых семей.

«Наша страна нестабильна, — пишут респонденты. «В последних новостях я слышала, что государство почти банкрот и собирается брать кредиты...»; «В советское время мы получили образование бесплатно. А дети сейчас стали очень серьезными, они делятся на социальные уровни...»; «У меня нет никакой уверенности в будущем...»; «Правительство обещало многое, но у нас ничего нет...»

Жилищное строительство вызывает у наших женщин ассоциации в основном с банковскими долгами, обманутыми дольщиками и акциями протеста. Образование — с низким качеством обучения и поборами в школах. Домашнее насилие они считают семейным делом, с которым бесполезно обращаться к государству — не поможет. На работе женщины регулярно сталкиваются с дискриминацией как при начислении зарплаты, так и при распределении рабочих и отпускных дней.

Когда респонденток попросили охарактеризовать деятельность правительства и парламента, многие просто не смогли этого сделать — они ее в упор не видят. А вот местной власти досталось немало нелестных эпитетов. Из положительных отзывов опрашиваемые смогли назвать разве что проведение праздничных мероприятий.

- Частая смена назначаемых акимов, — объясняет Батталова, — приводит к несогласованности при осуществлении должностных обязанностей и невыполнению конкретных обязательств, которые взяты на себя этими должностными лицами. Респонденты из сел, как правило, оценивают деятельность сельских акимов немного лучше, чем оценивается деятельность акимов областей или крупных городов. Данный факт, скорее всего, объясняется доступностью акимов на уровне села, где проще назначить с акимом встречу и обсудить наболевшие вопросы.

А вот что за орган такой «маслихат», большинство опрашиваемых толком не знает и оценить эффективность их работы не может. С их деятельностью знакомы только те, у кого в маслихатах есть знакомые или друзья, или те, у кого в этих структурах имелись неформальные связи. Словом, избиратели не знают, ни кто избран ими, ни как эти избранники действуют от их имени.

«А что именно делает маслихат? — недоумевали респондентки. — Я не вижу никакой разницы между ними и никогда не сталкивалась с их работой. Я никогда с ними не встречалась».

Подытоживая опрос, Батталова отметила, что большинство участниц считают, что участие женщин в политике оказывает положительное влияние на развитие страны.

- Респонденты ассоциируют женщин с положительными характеристиками лидерства, такими как скорейшее разрешение существующих проблем и вопросов, а также стремление вносить изменения и улучшать общество.

Куда уехал социальный лифт?

Как нетрудно догадаться, опрос парламентариям и представителям госструктур не понравился. Об этом возмущенно заявила заведующая секретариатом национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при президенте РК Рашида Наубетова.

- Как был осуществлен набор фокус-групп, если ничего положительного нет? — негодовала она. — У нас что, нет ничего хорошего?

Ее активно поддержала народная избранница Айгуль Соловьева, заявившая, что вся проблема тут исключительно в неосведомленности и невежестве казахстанских женщин.

- Есть программы, — перечислила она. — Национальная комиссия (по делам женщин) работает. Каждый год выходит статистический сборник, в котором все разрезы есть. Нужно до правительства донести, что у нас есть часть общества, которая не в теме или которая не совсем информирована о том, что происходит и какие программы имеются.

Выступление прозвучало... странно. То ли казахстанские женщины у нас такие недалекие, что не замечают очевидного, то ли, что, увы, более вероятно, государственные программы у нас настолько «эффективные», что их результат очень трудно заметить.

- О том, что люди не общаются со своими депутатами... — выступила в защиту своих коллег из маслихатов народная избранница. — Наверное, это не потому, что депутаты от них убегают. Должен быть осознанный выбор, кого ты предлагаешь в этот маслихат. Если он от тебя бегает, если он с тобой не встречается, то этот вопрос надо поднимать.

Мажилисвумен скромно сделала вид, будто не знает, как производился отбор в маслихаты и как отсекались на корню внезапно обнаруженными банковскими счетами с утаенными от государства «сбережениями» по 10—15 тенге более или менее «народные» кандидаты.

Досталось от парламентария и жертвам домашнего насилия.

- Минимум семь законов мы приняли в реализации гендерного равенства, — заявила она. — О гарантии равных прав и возможностей уже второй раз прошел закон. О бытовом насилии уже два раза мы вносили изменения. Но там уже алгоритм действий настолько ясен и прописан, что, если тебя бьют, ты открой вот этот вот и посмотри, что как.

Похоже, наши дамы из политической элиты просто не понимают, что в существующем виде закон непригоден даже для того, чтобы отбиваться им от пьяного мужа — слишком легкий и тонкий. В республике практически отсутствует система помощи жертвам такого насилия, которые чаще всего материально зависимы от своих домашних тиранов. Грубо говоря, бежать от побоев женщинам некуда, специализированных убежищ и приютов для такой категории пострадавших у нас, по сути, нет.

Полиция же, как правило, не желает лезть в «семейные дела», да и что она может предложить в качестве наказания кроме штрафа, который муж, как нетрудно догадаться, будет платить за счет семейного бюджета. (То есть наказанным окажется не он один, но и его жертва тоже.) Словом, куда ни глянь — сплошной тупик.

Впрочем, в итоге депутат констатировала, что исследование хорошее, что «оно показывает много пробелов и вопросов» и что достойно, чтобы быть озвученным на самом высоком уровне. Но его «надо вытащить так грамотно, чтобы завтра иронии не вызвать у того же правительства».

- Мы не должны прописывать, что обыватель говорит так, — утверждает Соловьева. — Его это тревожит. Но мы не должны показывать, что мы обсуждали так, как будто ничего в стране нет и мы сделали какое-то открытие.

Депутат от партии «Ак жол», Меруерт Казбекова вообще заявила, что и в безработице, и в экономической неустроенности виноваты... сами опрошенные женщины.

- «Мой сын закончил колледж, а работы нет», — процитировала она. — Он, наверное, министром хочет стать. У нас же это проблема. У нас же нет элементарного! Сантехника с руками и ногами заберут. Но у нас все хотят быть юристом, экономистом или министром. У нас менталитет. И сама мама, она рабочая. У нее менталитет — я всю жизнь пахала, а мой сын юристом будет. И вот они заканчивают... абсолютно ненужные. Юрист... надо закончить как минимум МГУ, если ты хочешь, чтобы знания были!

Слышать такие вещи от депутата немного странно. Сразу вспоминается анекдот про старого генерала и его внука: «Нет, внучок, маршалом ты не будешь. У маршала свои внуки есть». Хотя, судя по заявлению депутата, насчет невысокого качества отечественного высшего образования она все-таки согласна с респондентками.

После этого народная избранница долго жаловалась, что наше население очень ленивое.

- К сожалению, у нас такое иждивенческое настроение, особенно в ауле, — посетовала она. — Менталитет Советского Союза. Что «социалку» им должны сделать, это сделать, то сделать... Но у нас рыночная экономика уже давно.

Как ни странно, на Западе рыночная экономика почему-то не мешает нормальному социальному обеспечению граждан. Зато у нас в отсутствие социальных лифтов почему-то виноватыми оказываются их потенциальные «пассажиры».

Судя по развернувшейся дискуссии, нетрудно догадаться, что правительство, получив отчет, как и предлагают депутаты, в причесанном и прилизанном виде, сделает аналогичный вывод. То есть — что им не повезло с населением-иждивенцем. А по сути ничего не изменится, и власть с народомм, как и ранее, будут жить в разных мирах. Мы — в реальном Казахстане, они — в том, что показывают по «Хабару».

Источник