"Я верю, что настанет день, когда женщины смогут водить автомобили"


Человека, которого сегодня обсуждает вся Саудовская Аравия, зовут Ахмад Азиз Аль-Гамди. Он - религиовед и бывший начальник шариатской гвардии (религиозной полиции нравов) Мекки, находящейся в подчинении у Комитета по поощрению добродетели и удержанию от порока. В отношении шариатской морали Аль-Гамди имеет крайне консервативную позицию по большинству вопросов. Однако на днях он удивил жителей страны фетвой (заключением по религиозному вопросу), которая по меркам Саудовской Аравии является очень либеральной, объявив, что ношение никаба (головного убора с черной вуалью, полностью закрывающей лицо) для женщин обязательным не является.

Такую мысль Аль-Гамди высказал в ответ на вопрос, заданный одной саудовской женщиной, которая обратилась к нему за религиозным наставлением и через Твиттер поинтересовалась, разрешает ли ей ислам размещать фото своего лица в социальных сетях. Спустя всего несколько часов положительный ответ богослова набрал огромную популярность и получил более 10 000 твитов - как выражающих поддержку, так и содержащих угрозы вплоть до смертельных.



Когда комментаторы спросили, что там насчет его собственной жены, Аль-Гамди не замедлил с ответом и выступил в самом популярном телевизионном ток-шоу Саудовской Аравии "Бадрия". Эта еженедельная передача транслируется из Дубаи в соседних ОАЭ, где традиционные правила женской одежды менее строги. Аль-Гамди появился в эфире вместе со своей женой, Джавахирой, которая открыла лицо перед телекамерами. Женщина рассказала о своем решении не надевать вуаль не только в кругу семьи и друзей, но и в эфире программы, которую увидит вся Саудовская Аравия. Ведущей передачи была Бадрия Аль-Бишр, известная арабская журналистка, которая неоднократно поднимала тему угнетения женщин. Джавахира покрыла голову, но не лицо, и была накрашена, что вызвало еще больший гнев у сторонников консервативных традиций, поскольку в своей фетве ее супруг одобрил женский макияж. В общем, случившееся породило очередную волну комментариев в Твиттере.

Общество в Саудовской Аравии глубоко консервативно, это - единственная страна мира, которая запрещает женщинам управлять автотранспортными средствами. Женщинам также запрещено появляться на людях, путешествовать, совершать какие-либо официальные действия (например, открывать банковский счет), а также проходить медицинские процедуры, особенно связанные с интимной сферой, без сопровождения и разрешения махрама, родственника мужского пола.

Половая сегрегация является обязательной во всех школах, больницах и ресторанах, а в банках существуют отдельные кассы для женщин. Имена матерей и сестер используются только в семейном кругу и не разглашаются даже лучшим друзьям в школе. Однако вслед за проникновением в королевство мировой культуры - через социальные сети и спутниковое телевидение - некоторые нормы постепенно меняются. Использование Твиттера в Саудовской Аравии процветает, несмотря на жестокое преследование со стороны религиозной полиции нравов.

Аль-Гамди вызвал общественную полемику в связи с ношением никаба, и эти споры вряд ли закончатся его телевизионным выступлением. Возмущение общества отражают дебаты, не прекращающиеся во многих саудовских семьях, относительно того, что городские женщины, имеющие высшее образование и работу, также отказываются носить вуаль, считая ее непрактичной и неудобной. Реакция на такое поведение со стороны религиозных властей была предсказуемой. Верховный муфтий Саудовской Аравии, шейх Абдул Аль-Азиз Аль-Шайх, призвал Аль-Гамди покаяться и заявил, что долг всех мусульманских женщин покрывать лицо. "Некоторые наши братья зашли так далеко, что показывают своих жен на публике. Это очень опасно", - отметил он в комментариях на местном новостном сайте. Вскоре после этого споры в Твиттере разгорелись с новой силой, оспаривая мнение верховной религиозной власти в королевстве.



Большинство норм и обычаев, существующих в саудовском обществе, основаны отнюдь не на предписаниях ислама. Здесь есть даже поговорка: "Это не религия, а культура". Изначально Аравийский полуостров являлся родиной патриархальных кочевых племен, для которых разделение мужчин и женщин считалось фундаментальным принципом. Многие жители королевства, в том числе и либеральные активисты, даже не рассматривают ислам в качестве основного инструмента подавления женщин. Например, одна журналистка писала, что "если в Коране нет прямого указания по какому-либо вопросу, религиозные власти самостоятельно накладывают на него запрет". Другая журналистка, Сабрия Джахар, полагает, что "если бы саудовским женщинам дали те права, которые им гарантирует Коран, и они не подчинялись бы племенным обычаям, то проблема с правами женщин в Саудовской Аравии стояла бы менее остро". Стоит отметить, что женщины всех мусульманских стран, включая те, что находятся в Персидском заливе и на Ближнем Востоке, обладают куда большими политическими свободами, чем саудовские. В 2013 году такие мусульманские государства как Кыргызстан, Гамбия и Индонезия заняли более высокие места в Индексе гендерного равенства, чем Саудовская Аравия.

Борьба за равноправие полов в королевстве осложняется еще и тем, что некоторые женщины полностью согласны с ограничениями собственных свобод. Обычно они оправдывают это гордостью за семейные традиции. По их мнению, ношение никаба свидетельствует о набожности и чистоте, а также способствует тому, что коллеги-мужчины не домогаются их сексуально. То же самое относится и к институту махрамов, который некоторые саудовские женщины считают своим "неотъемлемым правом". В 2010 году министр образования Саудовской Аравии Нура Абдулрахман в интервью газете "Нью-Йорк Таймс" защищала традицию сопровождения женщин мужчинами, поскольку, с ее точки зрения, таким образом мужчины демонстрируют свою любовь и намерение женщину защитить. Все попытки провести хоть какие-то реформы сторонницы консерватизма считают покушением на исламские традиции и отказом от них в пользу западных.

Аль-Гамди не впервые оказывается в центре полномасштабного скандала. В 2009 году был открыт Технологический университет имени короля Абдуллы, в котором женщины посещают занятия вместе с мужчинами, водят автомобили на его территории и не обязаны покрывать лицо. Это вызвало широкий общественный резонанс. На открытии университета Аль-Гамди, на тот момент еще начальник шариатской гвардии Мекки, заявил, что сегрегация мужчин и женщин никак не обоснована законами шариата или ислама, которые неверно трактуются судебной системой Саудовской Аравии. Тогда поступило много звонков с жалобами и даже призывами уволить его.

Несмотря на то, что правительство короля Абдуллы считается умеренно прогрессивным, реформы и изменения происходят медленно. Однако король поддерживает права женщин и ввел квоту для женщин в Кабинете министров, увеличив ее с 0 до 20%. Кроме того, в он объявил, что с 2015 года женщины смогут голосовать и выдвигать свои кандидатуры на муниципальных выборах. Также король Абдулла неоднократно говорил о своем желании предоставить женщинам право вождения автомобилей: "Я верю в права женщин. Моя мать - женщина. Моя сестра - женщина. Моя жена - женщина. Моя дочь - женщина. Я верю, что настанет день, когда женщины смогут водить автомобили. На самом деле, если посетить отдаленные уголки Саудовской Аравии в пустыне, там можно обнаружить женщин за рулем". В 2013 году саудовские женщины получили право ездить на велосипедах. Правда, только в парках и других зонах отдыха. При этом они должны быть одеты в соответствии с исламскими нормами, а махрам обязан их сопровождать.



Вообще, у меня есть любимая песня о Саудовской Аравии, которую исполняет главная героиня мультсериала "Американский папаша" Франсин. В ней рассказывается о недостатках проживания в этой стране, и ее основной посыл я перевела бы так: "Жизнь здесь просто шик, если ты - мужик! Но если ты женщина, то это - самое хреновое место на земле!".

Источник