Как Запад освободил женщину от постоянных унижений


Книга философа Шанталь Дельсоль и профессора философии Мартена Стеффанса исследует нынешний кризис самоопределения и полового различия. Отрывки из «Нового века отцов».

Меня не удивляет тот факт, что женщин унижали всегда, во все времена и на всех континентах. Их считали придатком мужчины, созданным, чтобы служить ему и приносить удовольствие, делать его жизнь счастливой. Меня не удивляет подчиненное положение женщины по отношению к отцу, мужу и старшему сыну, рабское положение женщин в гаремах, запреты учиться и читать, недоступность самореализации.

Меня не удивляет, что везде, где разрешено детоубийство, то есть почти повсюду, права на жизнь лишают в первую очередь девочек. Меня не удивляет, что даже сегодня изнасилование используется как оружие на войне, что в некоторых уголках мира девушки находятся в полном распоряжении всех мужчин в семье, что в некоторых мусульманских странах узаконены педофильские отношения с девочками, которых отдают замуж в 10-12 лет. Что женщин называют по самой их природе покорными и безымянными созданиями. Что на них повсюду сваливают неблагодарные и неприятные занятия. От книг, которые пишут с зари времен, чтобы подчеркнуть приниженное положение женщины, кровь стынет в жилах. Руссо, философ Просвещения, подвел подо всем такую черту: «Женщина создана для того, чтобы нравиться мужчине».

Все это меня не удивляет, потому что женщины действительно физически слабее мужчин. Но еще больше их ослабляет врожденная забота о детях. Их ослабляет внимание к другим, которое может быть плодом природы или культуры, но в любом случае делает их еще уязвимее. Как говорила Симона Вейль: «Мы всегда ведем себя как варвары со слабыми». Эта истина стоит над пространством и временем.

В то же время, на меня произвели впечатление слова апостола Павла в «Послании к Галатам»: «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе». То, что в Средние века женщины на Западе мало по малу поднимались из этого болота людей второго сорта. Что Коменский и Вивес еще в XVIII веке требовали открыть школы для девочек, и что это дало результаты. Что западные женщины не побоялись позора в стремлении добиться признания как самостоятельных личностей и достигли своего. Меня впечатлило постепенное становление права женщин на протяжение ХХ века. Возможность открыть счет в банке без поручителя, которого не было еще у моей бабушки. И уверенность, что нас сегодня считают полноправными взрослыми людьми во всех сферах жизни.



Иначе говоря, удивляет меня вовсе не постоянное унижение женщин во все времена и на всех континентах. Потому что такова судьба любого общества на пути развития. Мы всегда ведем себя как варвары со слабыми. Удивительное в том, что культура, наша культура впервые смогла справиться с этим проклятьем. Проклятье — это катастрофическое пророчество, произнесение которого становится залогом его осуществления: заявление о неспособности женщин к мышлению сопровождается для них недоступностью книг.

Но почему же западная культура решила бросить вызов этой судьбе, которая обрекала половину человечества на презрение и вторичную роль? Потому что все опирается на слова апостола Павла: «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе».

Потому что Запад не смог бы остаться самим собой, если бы не разрушил проклятье: самостоятельность каждого взрослого человека является одним из его основополагающих принципов, и эмансипационная культура могла лишь идти по пути их конкретизации, так как в противном случае она бы перечеркнула саму себя. Сохранение подобной примитивной формы рабства было совершенно непоследовательным, как писал Джон Стюарт Милль: «Женщины, т.е. целая половина рода человеческого, обречены одним фактом своего рождения на бесправие, тогда как, помимо их, нет существа, которому рождение ставило бы преграды к достижению высших социальных функций, преграды, которых ни энергичные усилия, ни изменившиеся обстоятельства опрокинуть не могут. Таким образом, гражданское подчинение женщины является среди современных учреждений единичным фактом, нарушающим принцип, ставший в основание этих учреждений».

Иначе говоря, причиной такой эмансипации стали не какие-то исключительные обстоятельства и не кардинальные преобразования в культуре, а то, что подчиненность женщины противоречила основополагающим принципам культуры. Точно так же как Лас Касас в XVI веке лишь следовал заветам культуры, когда протестовал против инстинктивного и всеобщего стремления некоторых народов считать других недочеловеками. Это прекрасно отражает революционный и бунтарский характер культуры, которая способна справиться (пусть и медленно, поздно, быть может, слишком поздно?) даже с таким утвердившимся и всеобщим предрассудком, от которого раньше не мог избавиться ни один народ.

Источник-1, Источник-2